Размер шрифта: A A
Русский язык English
Карта сайта Обратный звонок Написать нам
Московская обл., г. Щелково, ул. Заводская, д.2
Время работы: с 8:00 до 17:00

+7 (495) 745-01-98, (495) 777-84-91, (495) 745-05-51
info@betaren.ru

0 1 2 3 4

Статьи и материалы

«Миссия – обеспечить народ прекрасным хлебом – выполнима»

Россия способна накормить хлебом полмира: в 2016 году наша страна впервые стала мировым лидером по поставкам зерна пшеницы. И произошло это не только за счет традиционно «хлебных» регионов. С недавних пор и в центре России создан регион продовольственного зерна.
А ведь долгое время получение высококачественного, пригодного для хлебопекарной промышленности зерна в условиях Центра России считалось несбыточной мечтой. Реальностью это стало без малого 20 лет назад – с созданием сорта озимой пшеницы Московская 39, уникального по сочетанию высокой урожайности и высокого качества зерна.


Автор сорта - Баграт Сандухадзе, руководитель лаборатории селекции озимой пшеницы НИИ сельского хозяйства Нечерноземной зоны, академик РАСХН, за последние два десятилетия создавший целый ряд новых «хлебных» сортов - наш сегодняшний гость.

Баграт Исменович уверен: в наше время получить пшеницу, пригодную для хлебопечения, задача для Нечерноземья вполне выполнимая - но только для того, кто умеет подобрать высокопродуктивные сорта, удобрения и подкормки, а также оптимальную агротехнику, включающую качественные щадящие пестициды.

Догнать и перегнать

- Интерес к хлебному злаку - озимой пшенице - не угасает в течение веков, и сейчас 80 % селекционеров занимаются именно этой культурой, ставшей ведущей сельскохозяйственной культурой в мире.

А в России селекция пшеницы за последние 100 лет претерпела настоящий бум. До революции в областях Нечерноземной зоны площадь под озимой пшеницей не превышала и 50 тысяч гектаров. 99 % площадей занимала озимая рожь - считалось, что только она способна перенести суровые русские зимы. А озимую пшеницу тогда возделывали почти исключительно на юге страны. Через 100 лет картина изменилась кардинально: сейчас 99 % занимает озимая пшеница, и всего около 1 % - озимая рожь. И, между прочим, рожь сейчас зимует хуже, чем озимая пшеница. Потому что стараниями селекционеров созданы великолепные зимостойкие сорта озимой пшеницы, которыми засеваются огромные площади. Одним только сортом Московская 39, созданном почти 20 лет назад в НИИСХ ЦРНЗ, занято более 2 млн га в Центральном районе Нечерноземной зоны.

Произошло это благодаря целенаправленной селекционной работе по улучшению этого злака и приспособлению его к нашим климатическим условиям - и не только ученых нашего института, но и многих российских ученых-селекционеров на протяжении целого века. Сто лет назад в этом регионе России получали 10-12 центнеров пшеницы с гектара. В Московской области было всего 14 гектаров озимой пшеницы! 167 гектаров высевала Тула, 178 - Рязань...

Но наши советские селекционеры - самые выдающиеся в мире - сумели совершить невозможное. Через 50 лет, в 60-70-е годы, озимая пшеница занимала уже половину площади региона. А средняя урожайность выросла вдвое. В 60-е годы Павел Пантелеймонович Лукьяненко вывел Безостую 1, Василий Николаевич Ремесло создал Мироновскую 808, Иван Григорьевич Калиненко - автор Донской безостой. Еще через пятьдесят лет, уже в наше время, на наших землях стало возможным получение урожаев продовольственной пшеницы до 110-130 ц/га. Такую урожайность способны давать сорта НИИСХ «Немчиновка»: Московская 39 и 40, Московская 56, Немчиновская 17, 57 и 24, Галина... Более того, они дают зерно с содержанием белка на уровне 14 % и даже выше.


В 2015 году был зарегистрирован рекорд урожайности озимой пшеницы в Подмосковье. Мы получили 141 центнер с гектара - на сорте озимой пшеницы Эритроспермум-711. Через год к нам приехали представители нескольких агрохолдингов, чтобы убедиться, в самом ли деле мы можем получать такую высокую урожайность. Мы пустили комбайн, у всех на глазах взвесили намолоченное зерно: показатель составил 147, 8 ц/га! Немного недобрали до показателя английских фермеров, которые в среднем получают 150 ц/га. Впрочем, недавно англичане уже показали новый рекорд - 167 ц/га. Селекционеры там разработали программу 20×20, которая ставит целью получать 20 тонн с гектара к 2020 году.

На моем счету реальные достижения в селекции пшеницы, поэтому сегодня смело заявляю: несмотря на то, что в Европе климатические условия гораздо лучше, чем у нас, мы, российские селекционеры, готовы помочь нашим аграриям догнать европейцев по урожайности пшеницы и получать до 200 центнеров с гектара!

 

И больше, и лучше

За последние 30-40 лет урожаи пшеницы выросли во всем мире. Но, увы, выявилась такая закономерность: чем выше урожай, тем ниже содержание белка и клейковины. Да, в Англии урожайность - 150 ц/га, но белок - 8-9 %, в Германии, во Франции снимают урожай 80-100 ц/га, но белок тоже низкий. И сейчас на первом месте в селекционных программах стоит проблема - устранить эту обратную зависимость.

Когда я только начинал заниматься селекцией пшеницы, говорили, что в наших широтах этой культуре делать нечего, и что самое северное, где она может расти - это Харьков. И что добиться высокого содержания белка в зерне пшеницы, выращенной в нашей зоне, невозможно: ведь когда идет налив зерна, у нас обычно льют дожди, и становится прохладно, что явно не способствует накоплению белка и клейковины...

Но мы не только вывели высокоурожайные сорта, но и смогли устранить разрыв между высоким урожаем и высоким качеством. Первым таким сортом стала Московская 39. Мы взяли сорт Обрий (селекция СГИ г. Одесса) - у него было 16-17 % белка и 28-30 % клейковины, скрестили с нашим морозоустойчивым сортом озимой пшеницы Янтарная-50. И получили озимую пшеницу Московская 39. Этому сорту исполнится в будущем году 20 лет (мы приглашаем всех это отметить!). Так в 1999 году появился первый сорт озимой пшеницы, сочетающий урожайность с высоким качеством. Выращен он в Подмосковье, а значит, годится для всех остальных центральных областей Нечерноземья. Сейчас он высевается на 2,5-3 млн га, и не только в нашей зоне, но и в Кировской области, Сибири, Приморье. Сорт оказался очень высокоурожайным - максимальный урожай до 105 ц/га при интенсивной технологии выращивания.

Конечно, за рубежом заинтересовались этим сортом. В Канаде, чтобы удостовериться, три года испытывали этот сорт и - признали лучшим по сочетанию в нем урожайности и качества. С созданием этого сорта появилась возможность иметь в центре России собственное производство зерна, пригодного для хлебопечения: по ГОСТу он соответствует сильной пшенице (при средней урожайности 5,5-6,0 центнеров с гектара содержание белка в зерне 14,5-15,0 %, клейковины в муке - 30-35 %). Сорт продолжает занимать наибольшие площади в регионе, и интерес производителей зерна к нему увеличивается.

 

Урожай = гены + технология

Понятно, что урожай пшеницы складывается не только из потенциала сорта, почти такое же значение имеет и техногенный фактор (обработка почвы, внесение удобрений, подкормки, применение средств защиты). На сегодня мнения ученых в этом вопросе сходятся на том, что вклад сорта и технологий составляет 50 % на 50 %: если получаете 60 ц/га, то половина (30 ц/га) обязана сорту, половина - технологии. Впрочем, некоторые ученые считают, что доля сорта все-таки больше, а в перспективе, я считаю, вклад селекционера в урожай будет вырастать до 70 %. Решающую роль все-таки играет сорт.

Но если посмотреть на затраты, то тут наблюдается явная диспропорция: 90 % тратится земледельцами на техногенный фактор (на приобретение удобрений и СЗР) и всего 10 % - на сорт, т. е. на приобретение семян высших репродукций высокоурожайных новых сортов. Мы должны обратить внимание на это и постараться устранить такую обидную диспропорцию. Необходимо следить за новинками в селекции и активно внедрять их в своих хозяйствах. Семена надо приобретать непосредственно у оригинаторов сортов и у тех семеноводческих хозяйств, кто напрямую работает с селекционерами - такие семена максимально реализуют сортовой потенциал продуктивности.

Внедрение новых сортов, сортосмена и сортообновление - все это реальный путь повышения урожайности зернового клина. Однако спрос на качественные лицензированные семена остается все-таки низким. А между тем сорта «отрабатывают» затраты на их приобретение.

 

Азот, да не тот

Ценные свойства новых сортов позволяют лучше использовать факторы производства: агротехнику, удобрения и др. Такой эффект достигается только благодаря ценным хозяйственно-биологическим особенностям сорта, то есть без дополнительных затрат. Приведу пример того, как можно сэкономить на удобрениях за счет возможностей сорта.

Когда в лаборатории селекции озимой пшеницы НИИСХ ЦРНЗ мы проводили исследования по изучению реакции сортов разных лет селекции на азотное питание, то установили, что новые сорта способны наиболее эффективно использовать свой потенциал продуктивности на сравнительно низком фоне питания.

Мы сравнивали сорта Мироновская 808 и Память Федина с современными - Московская 39, Галина, Немчиновская 24. Было установлено, что последние сорта характеризуются не только более высокой урожайностью, но и более высокой отзывчивостью на азотную подкормку. Сорт Мироновская 808 на контроле (без внесения азота) показывал 11,4 % белка в зерне, сорт Памяти Федина - 10,8 %, у Московской 39 показатель белка без внесения азота составлял 12,7 %. При внесении дозы азота 90 кг/га уровень белка Мироновской 808 поднялся до 13,1 %, Памяти Федина - до 13,5 %, а Московская 39 достигла увеличения содержания белка в зерне до 14 %. Напомню, что международный стандарт содержания белка в зерне пшеницы - 14 %.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что использование сортов, обладающих генетически детерминированной высокой белковостью, позволяет в значительной степени экономить на приме­нении азотных удобрений. Гены качества, работающие на увеличение в зерне содержания клейковины, белка обеспечивают максимальное использование азотистых веществ, которые находятся в почве в труднодоступной форме.

 

Сорта «заточены» на технологию

Без применения азотных удобрений невозможно раскрыть полностью потенциал сорта. Современному земледельцу не обойтись и без средств защиты растений. Ведь у пшеницы много недостатков: например, она не справляется с болезнями, а их особенно много в последнее время. Многие сельхозпроизводители на Западе отказываются от пестицидов: из-за того, что химические препараты накапливаются в почве, и количество переходит в качество - в данное время мы имеем «химии» в среднем 10 граммов на гектар. Но, во-первых, никто не призывает совершенно отказываться от пестицидов. Ведь и мы на своих участках даем немного удобрений, проводим защиту растений... Для высокопродуктивных сортов следует создавать соответствующий агрофон, который максимально позволяет раскрыть их генетический потенциал.

Никто не отрицает интенсивные технологии. Технологические свойства продовольственного зерна зависят как от генетических особенностей сорта, почвенно-климатических условий, так и от технологии возделы­вания. Только сочетание двух компонентов урожая - генетического и техногенного - позволяет обеспечить прирост сборов качественного зерна.

Но если говорить о системе защиты, то пестициды, конечно, должны быть высокого качества. Еще 10 лет назад я выступал с критикой засилья со стороны западных производителей пестицидов - ведь они на каждом аграрном совещании просили 5-6 минут, выходили на трибуну и агитировали за свои пестициды. А русский человек доверчивый - покупали, применяли, разочаровывались... Но эти пестициды никакого отношения к научно обоснованной системе защиты растений не имеют. Необдуманное применение химических средств защиты растений может привести к снижению урожайности и качества зерна, нанести ощутимый вред окружающей среде.

Конечно, удобрения, средства защиты нужны. Однако применять их надо продуманно, в сортовых технологиях, они немыслимы без «заточенных» на них сортов. Вот, во Франции, Германии, Великобритании вносят по 200-300 килограммов азота в действующем веществе. И получают среднюю по стране урожайность: 100, 90 и 120 центнеров соответственно. А у нас - 35-40, то есть 60 процентов потенциала не используется.

Однако не всегда наши аграрии в состоянии приобрести качественные средства защиты. Чтобы их купить, надо продать зерно по достойной цене. А реализационные цены непредсказуемы. Крестьяне остаются в проигрыше и при высоком урожае, так как цены падают, и при низком, потому что зерна мало. 

Тем не менее, я уверен, что техногенные нагрузки надо стараться уменьшить. Я 50 лет проработал в селекции, и всегда решал три задачи: первая - повышение урожайности культуры, вторая - качество зерна, третья - добиться устойчивости к болезням, особенно к бурой ржавчине, мучнистой росе, септориозу, фузариозу колоса. Эти болезни могут полностью уничтожить урожай. Две первые задачи мы успешно решили и продолжаем решать. Есть успехи и на пути решения третьей задачи. Например, мы создали два сорта - Немчиновская 24 и Немчиновская 17, которые не поражаются бурой ржавчиной.

В наши сорта мы вводим гены, позволяющие успешно бороться с такими болезнями зерновых культур, как твердая головня, септориоз, ржавчина, мучнистая роса, и получать высокие урожаи.

 

Новый рывок

Президент поставил аграриям задачу: сделать новый рывок и выйти на мировой уровень. И мы уже на передовых рубежах в этом направлении. Переломный момент наступил. Конечно, наши успехи на мировом рынке кому-то не нравятся... Америка, страны Евросоюза из-за конкуренции с нами потеряли 14 % рынка, стали меньше продавать зерна. Аналитики заключают: потому что их зерно хуже качеством, чем в России. Это ли не радость для старого селекционера, полвека протрудившегося на этой ниве?!

Весь Запад сейчас пытливо смотрит на нас - они заинтересованы в том, чтобы у нас ничего не росло! Но мы не предоставим им такую радость. Мы можем получать среднюю урожайность не 25 ц/га, а 50-60-70 ц/га, и наш валовой сбор реально может составить 250 млн тонн. А это - половина производимого в мире зерна!

Зерновой бизнес в России должен стать самым доходным. И перспективы этой отрасли должны расти за счет сортов в том числе. Я в который раз утверждаю, что селекция - это самый дешевый способ поднятия урожайности сельскохозяйственных культур. В хорошем сорте есть все: устойчивость к морозу, к жаре, болезням... И не надо тратить деньги, чтобы бороться с этим. Как учил нас великий Вавилов: « Генотип должен доминировать над средой». И прежде всего он имел в виду климатические условия нашей страны. Озимая пшеница, которая 320-330 дней в году произрастает в поле, должна быть устойчивой и к дождю, и к снегу, и к ледяной корке на почве, и к засухе, уметь противостоять всем перепадам погоды. А за это все отвечают гены.

И мне радостно сознавать, что именно российские селекционеры создали такие выносливые сорта озимой пшеницы, которые столько лет служат международным эталоном. Наши суровые климатические условия принято считать недостатком, но я считаю это нашим преимуществом. Такая погода селекционеру помогает: что плохое - погибнет, а хорошее - переживет.

Еще одно наше конкурентное преимущество перед Западом - у нас огромные территории. Правда, пока еще много запущенных сельхозземель. А ведь Тимирязев говорил: если луч солнца падает на землю и при этом не используется культурными растениями - это навсегда потерянное богатство. Так вот нам не следует терять свои потенциальные богатства. Другое наше достоинство - огромные массивы земли: поля площадью 100, 500, до 1 тысячи гектаров, где можно использовать широкозахватную технику. А позволяет снижать себестоимость зерна это на 20-30 %. Это обстоятельство тоже волнует Запад - мы поставляем самое дешевое зерно!

Уверен: Россия через 50 лет будет зарабатывать не газом и нефтью, а продукцией сельского хозяйства. И залог нашего успешного будущего - в продвижении отечественной селекции - и этот процесс никто не остановит, он, как говорил классик, «развертывается с неотвратимою непреложностью».

 

«Аргумент защиты»

 

Наша справка

 

Баграт Исменович Сандухадзе родился 20 апреля 1931 года в селе Орсантия Зугдидского района Грузии. После службы в армии, учебы в сельскохозяйственном техникуме, окончания сельскохозяйственную академии им. К. А. Тимирязева, начал трудовую деятельность директором учебного хозяйства Диди-Джихаишского сельскохозяйственного техникума в Грузии.

В 1963 году Б. И. Сандухадзе поступил на работу в научно-исследовательский институт сельского хозяйства Центральных районов Нечерноземной зоны, окончил аспирантуру. С 1989 года - по настоящее время заведует лабораторией селекции озимой пшеницы ФГБНУ «Московский научно-исследовательский институт сельского хозяйства «Немчиновка».

Член-корреспондент РАСХН с 2001 года, академик РАСХН с 2005 года, академик РАН с 2013 года - Отделение сельскохозяйственных наук РАН.

Б. И. Сандухадзе ведет целенаправленные исследования по разработке новых и совершенствованию традиционных методов селекции важнейшей зерновой культуры - озимой пшеницы. Благодаря его методическим разработкам созданы сорта нового морфотипа - короткостебельные, высокопродуктивные, зимостойкие, устойчивые к полеганию и наиболее вредоносным патогенам, с высоким качеством зерна и потенциалом продуктивности выше 10 т/га.

Им в соавторстве создано 15 сортов озимой пшеницы, среди них: Заря, Янтарная 50, Немчиновская 52, Немчиновская 86, Московская низкостебельная, Инна, Памяти Федина, Московская 39, Галина, Ангелина, Немчиновская 24, Московская 56, Немчиновская 57, Московская 40, Немчиновская 17, которые включены в Государственный реестр селекционных достижений РФ и возделываются на площади около 3 млн га.

13.09.18

Другие статьи